Get Adobe Flash player
России 27.09.2020 14:10 -197 дней

Авторизация

Памятные события

No events

Деймон Хилл

Казалось, со старта прошла целая вечность. Разум отказывался верить, что осталось еще почти полсотни кругов. Асфальт впереди, бетонные заборы по краям трассы, красно-белые зебры бордюрных камней, жухло-зеленые полосы газонов давно слились в одну бесконечную ленту, которую с невероятной скоростью прокручивал перед его глазами какой-то сумасшедший режиссер. И только одно оставалось неизменным — то расплываясь в мятущееся метрах в пятидесяти впереди серое пятно, то вырастая вдруг до невероятных размеров, маячила, дразня и издеваясь, трехэтажная этажерка "бенеттоновского" антикрыла. Вот уже целую вечность он пытается настичь и обогнать это наваждение. Но как в кошмарном сне, ничего не получается — пятно становится все меньше, отгораживается от него машинами аутсайдеров и вдруг скрывается из виду за очередным поворотом.
Вынырнув через мгновение из виража он вдруг  увидел, что с машиной Шумахера что-то не в порядке.
Вот оно, наконец, сейчас он станет чемпионо мира! Руль влево - нет дороги, резко вправо, внутрь поворота, газу! И левое колесо его "Вильямса" воткнулось в бок ненавистного "Бенеттона".
…В черные дни после злосчастной Аделаиды Хилл пытался оправдываться, обвинял Шумахера, но делал это скорее по обязанности, автоматически, без особой убежденности. Пару раз просмотрев видеозапись, Деймон понял, что не поспеши он сам, немец никак сумел бы помешать ему выйти в лидеры уже на следующе прямой. Но совсем друга мысль терзала Хилла, не давая покоя — каким страшным ударом стала для него эта неудача, каким невероятным разочарованием наполнила его душу. Деймон и не подозревал, что может воспринимать поражение так близко к сердцу. Всего лишь пару месяцев назад он, улыбаясь, рассказывал приятелю-журналисту: "У меня двое детей, я знаю, что такое заботиться о семье, мне приходилось закладывать собственный дом. По сравнению со всем этим чемпионский титул — совсем не та вещь, о которой стоит беспокоиться, не правда ли?"
Никогда Деймон Хилл не мечтал об автогонках. Он болел за отца, гордился, что тот стал двукратным чемпионом мира. Но не меньше переживал за мотогонщика   Барри   Шина   и   благоговел перед Стивом Мак-Куином — любимый киногерой тоже обожал мотоциклы и шоколадные пирожные.
Смерть отца ничего не изменила. Скорее даже отдалила Деймона от мира автогонок. В момент трагической авиакатастрофы Хиллу-младшему было 15, и теперь, оглядываясь назад, Деймон понимал, что следующие несколько лет он прожил пятнадцатилетним, будто герой популярных в те годы фантастических романов, душа и разум дремали, замороженные трагедией.
Беды, обрушившиеся на них вслед за смертью отца, не  слишком пугали старшего теперь в семье мужчину. Оказалось, что самолет Грэма Хилла был как-то неудачно застрахован, и вдове чемпиона мира выставили огромный счет. Пришлось продать роскошный дом и переехать в скромное жилище в Эрлсфилде, на юге Лондона. Но это было не страшно, к тому же с соседями Хиллам повезло — рядом жили на редкость душевные и деликатные люди.
Деймон тогда дни напролет проводил за рулем мотоцикла — три года назад отец купил ему классную японскую машину, на которой можно было поистине творить чудеса. Шли месяцы, годы, а Деймон все так же играл на гитаре — группа "Секс, Гитлер и Гормоны", (может слыхали?) — и катался на мотоцикле. Он дразнил полицейских, носился по лесным дорожкам и очень полюбил триал. В восемнадцать Хилл устроился рассыльным — все скромное жалование уходило на подготовку мотоцикла и участие в состязаниях. Триал сменился кольцевыми гонками, Деймону перевалило за двадцать, но он так и оставался пятнадцатилетним мальчишкой: работал на развозном фургоне для того, чтобы по выходным ездить на гонки. Он был тогда свободен и счастлив. Даже встреча в 1981 году с Джорджией не изменила его. Большой насмешник и давний знакомец Эдди Джордан назвал женитьбу Деймона "самой большой победой Хилла-младшего".
Действительно, что нашла Джорджи в этом хмуром долговязом парне — его какой-то вечно несчастный вид? Или может мечтала о муже-рассыльном?
Кое-что изменилось в 84-м.
"Мой мальчик, — сказала однажды Деймону мать, — мне кажется, эти твои мотогонки слишком опасны. Если уж ты так хочешь носиться сломя голову, может быть, стоит подумать об автогонках? Я могу дать тебе денег на обучение — мистер Герни говорит, что во Франции есть очень приличная школа. Все же четыре колеса устойчивее двух..."
Хилл не стал противиться — он был хорошим сыном. Но хотя уже в августе одержал свою первую победу за рулем формулы "Форд-1600", никакой любви к гоночным автомобилям сын двукратного чемпиона мира не испытывал. И о формуле 1 не мечтал.
Вообще, он был тогда белой вороной. Соперники его, 17-20-летние юнцы, бредили большими призами и говорили только о спонсорах и своих шансах попасть в "МакЛарен", "Феррари", "Вильямс". Они все были одержимыми и ездили как одержимые.
Деймон помнил (или ему казалось, что помнил), как соперничали отец и его друзья — Герни, Брэбэм, Боннье, МакЛарен, Мосс. Они были прежде всего джентльменами и уже потом пилотами, спортсменами в высшем, истинно британском смысле этого слова.
А молодежь, окружавшая его, поклонялась новому кумиру — Сенне. И исповедовала жесткий, агрессивный стиль, постоянное психологическое и даже физическое давление на соперника, тактику настоящего террора, как про себя называл такую манеру Хилл.
Деймону все это не нравилось, не могло нравиться. Но помимо воли он постепенно втягивался в игру, ему стало интересно осаживать зарвавшихся мальчишек. Деймон даже — до сих пор он вспоминал об этом со стыдом — едва ли не впервые в жизни пошел на обман, скостив себе два лишних года. (И поныне по страницам справочников гуляют разные даты его рождения — 1960 и 1962, служа Хиллу немым укором).
В 1985 году он одержал шесть побед, занял пятое место в серии "Таунсенд Торенсен", третье в другом британском первенстве формулы "Форд-1600", ЭССО, и финишировал третьим в престижном "Фестивале формулы "Форд". А в октябре попал на Гран-при Европы в Брандс-Хэтч, где стал свидетелем победы Мэнселла. И глядя на бушующие трибуны, вдруг подумал, что было бы здорово вот так же катить круг почета по автодрому, и чтобы сотня тысяч зрителей восторгалась тобой. Тобой одним — Деймоном Хиллом.
К тому времени он уже успел прочесть книгу Ники Лауды. Знаменитый австриец предупреждал, что начинающий гонщик ни в коем случае не должен занимать деньги в долг. Но Деймон совету трехкратного чемпиона не внял и бросился во все тяжкие, только чтобы получить возможность сесть за руль формулы 3. К счастью, помогло громкое имя отца и старые друзья семьи. К примеру, Джордж Харрисон, один из членов знаменитой "ливерпульской четверки", а ныне  миллионер и совладелец крупнейшей фирмы звукозаписи. Экс-"битл" неизменно болел за младшего Хилла и в свободные дни обязательно приезжал посмотреть на его старты в формуле 3, как потом и на Гран-при (Деймон старался отплатить Харрисону как мог, и уже став одним из лидеров чемпионата мира, во всех анкетах пунктуально подчеркивал, что любимый его диск— битловский "Оркестр Клуба одиноких сердец сержанта Пеппера").
Денег хватило на три сезона. Звезд с неба Деймон не хватал, но с каждым годом постепенно поднимался все выше в гоночной иерархии — девятое, пятое, третье место в британской формуле 3. И хотя в центре внимания были его более молодые соперники — Энди Уоллас, Джонни Херберт, Юрки-Ярви Лехто — четыре победы, столько же первых мест на старте и три лучших времени круга говорили сами за себя. В конце 1988 года Деймон даже проехал две гонки европейского первенства формулы 3000 — увы, безрезультатно. А потом кончились деньги.
Следующий год Хилл вообще старался стереть из памяти. В 29 лет у него не было надежной работы, не было средств начать какое-нибудь дело, не было результатов в том виде деятельности, который себе избрал. Зато была семья, которую надо было кормить - июле Джорджи родила первенца, Оливера.
А в гонках не получалось ничего. Деймон стартовал на одном этапов английского чемпиота формулы 3000 — третий, ВТСС -  четвертый, в Ле-Мане на "Порше 962" — сход. И наконец, получил и место в  дышащей на ладан команде "Футворк" европейской Ф3000 - шесть гонок и ни одного очка. Но вскоре спортивные результаты и вовсе перестали волновать Хилла.  Врачи сказали, что его сын неизлечим — болезнь Дауна.
Как-то однажды, во время пресс-конференции, Деймон услышал, что один из журналист громко шепнул своему коллеге: "Слушай, почему у этого парня такой несчастный вид? Ведь он только что выиграл Гран-При формулы 1". Он, помнится, тогда очень удивился: несчастный? Вовсе нет! Просто два часа в кокпите гоночного автомобиля, два часа полной сосредоточенности, обостренности всех чувств, напряжения, нельзя мгновенно забыть, словно щелкнув неким выключателем. Деймон полюбил это состояние - он был один и думал лишь о том, как догнать и перегнать парня, который сейчас впереди. Эти часы отвлекали его от неустанных мыслей о семье — жене, сыне, матери, о своей нескладной судьбе, неизвестном и пугающем будущем. Гонки вдруг стали для него необходимы — как наркотик.
В 1990 году вместе с другим великовозрастным сыном чемпиона, Гэри Брэбэмом, Деймон попал в сильную команду "Middlebridge". И трижды стартуя с первого места, лидируя в пяти гонках, наскреб за весь сезон всего-навсего шесть очков. В следующем сезоне дела шли не лучше. Но тогда, в середине 91-го, ему здорово повезло: Марк Бланделл, в то время водитель-испытатель "Вильямса", принял предложение "МакЛарена", и место в одной из лучших команд формулы 1 неожиданно предложили Хиллу.
Наконец-то жизнь вошла в спокойную, размеренную колею. Он получал теперь хорошие деньги и мог совершенно не заботиться о результатах. Весной 92-го Деймона даже пригласили в команду формулы 1. Хилл не слишком переживал, что дебютировать он будет в "Брэбхэме", который едва сводил концы с концами. Пять гонок подряд — в Сан-Марино, Монако, Канаде, Мексике и Франции — он никак не мог пройти квалификацию. Зато когда это наконец случилось, и в Сильверстоуне, отстав на четыре круга, он доехал до финиша 16-м, Деймон был страшно доволен. А когда вернулся в Лондон, оказалось, соседи украсили фасад его дома цветами и вывесили над дверью "Юнион Джек". К тому же Джорджи родила еще одного сына, Джошуа, и он был абсолютно здоров. "Черные и белые полосы распределены в жизни поровну, — сказал тогда жене Деймон. — Похоже, у нас с тобой начинается белая".
Он и не подозревал, насколько белая! Когда в сентябре Фрэнк Вильяме объявил, что пилотами его команды в сезоне-93 будут Ален Прост и Деймон Хилл, вся формула 1 буквально всколыхнулась. За что такое счастье новичку!? В самом деле, рядом с самым успешным за всю историю пилотом будет выступать гонщик, который не только не выиграл ни одного чемпионата, но и вообще четыре года не побеждал ни в одном соревновании!
На счастье, нашлись у Деймона и защитники. "Железный Фрэнк", конечно, никогда не принял бы такого решения, если бы не его конструкторы Патрик Хед и Эйдриэн Ньюи и сам Прост. Трехкратному чемпиону мира после бурных сезонов с Сенной, Мэнселлом, Алези не могло не импонировать сотрудничество с неопытным, а потому, конечно, на многое не претендовавшим новичком. А инженеров "Вильямса" привлекали серьезность и вдумчивость, спокойствие и решительность, с какой Деймон делал свою работу. "Возможно, в первый день он и пытался прошибить лбом кирпичную стену, — сказал тогда о своем водителе-испытателе Хед. — Но очень быстро понял, что формула 1 — это колоссальная техническая учеба. И вместо того, чтобы терзать свои руки и ноги, он, вооружившись всеми данными телеметрии и подробно переговорив с инженерами, стал сравнивать разницу в лучших кругах — своем и Алена — и засел за работу. И уже на следующий день мог поддерживать темп Проста".
Кроме всего прочего, Хед всегда был противником полной смены пилотов. И если уж приходилось расставаться и с Мэнселлом, и с Патрезе, Патрик предпочитал хотя бы оставить испытателя. "Они так дружно хотели Хилла, — вспоминал Вильямс, — а мне так надоела нервотрепка с Найджелом, что я решился. И не жалею".
В новый сезон Деймон вступил счастливым и гордым. Как человек умный и осторожный (помните, ведь ему в тот момент шел уже 33 год) Хилл составил себе план действий, которого неукоснительно придерживался. Сначала — осмотреться, приглядеться к новым для себя трассам, соперникам, почувствовать, на что он способен в гонке. А в середине сезона, в Сильверстоуне, Хоккенхайме, где он знал, что может бросить вызов Просту, попробовать выиграть Гран-при. В общем-то, все шло по плану. На старте сезона он был малозаметен, ошибался, вылетал с трассы, отставал. А в Сильверстоуне действительно лидировал, когда за 18 кругов до финиша отказал мотор. В Хоккенхайме он выигрывал у Проста больше десяти секунд и даже позволил себе сбросить скорость, когда, всего за полтора круга до конца, случился этот несчастный прокол.
И все же он выиграл. Да не одну гонку, а три подряд! И стал бронзовым призером чемпионата мира, пропустив вперед только Проста и Сенну. Тогда ему казалось, что этот сезон доказал всем его способности. Как же он ошибался! Ибо с тех самых пор каждый сезон, каждый старт превратился для Деймона в бесконечную битву за собственное самоутверждение. Потому что скептики немедленно объявили его победы победами "Вильямса" и невезением Проста, всячески раздувая каждый промах самого Хилла.
"Ален делал только то, что необходимо для завоевания титула, — говорили вокруг. — Теперь же товарищем по команде Хилла станет Сенна. А этот парень никому не позволит даже крошек подобрать со своего стола. Он очень скоро раздавит Хилла — психологически, если не физически".
Деймон никогда не был сторонником умозрительных рассуждений — "что было бы, если бы" и так далее... Он не виноват в том, что Бланделл решил перейти в "МакЛарен", что Прост вдруг прервал двухгодичный контракт убоявшись, по-видимому, соседства с Сенной. И что бразилец, действительно в первой гонке сезона обогнавший Хилла на круг, в Имоле разбился.
Да, это была невероятная цепь случайностей, для кого-то печальных, для него — счастливых. Но благодаря ей он, Деймон Хилл, стал первым номером лучшей в мире команды и вполне достойным претендентом на высший в автоспорте титул. Однако критики умолкали, как-будто не желая видеть его побед, его достижений. Они не хотели узреть очевидного, в чем сам Хилл давно уже был убежден — с каждым годом он ездит все лучше, он набирается все больше опыта, он — ступенька за ступенькой — поднимается все ближе к автогоночному Олимпу.
В Сузуке-94, сократив свое отставаяие от Шумахера до одного очка, он понял, что достиг вершины. И немедленно высказал это вслух, потребовав от Фрэнка прибавки жалованья. Вильямc уступил, но и он, и Хед затаили обиду. А Хилл окончательно понял, главное теперь в его жизни дело - не просто выиграть первенство мира, но доказать всему этому миру, что он достоин такого звания. Зимой 95-го у вице-чемпиона не было ни единого свободного дня - он рекламировал собственную книгу, ездил по всему свету в сине-белых цветах "Ротманса" и до умопомрачения накручивал сотни и тысячи километров на испытаниях нового автомобиля. К началу сезона был уверен: "Вильямс-ФВ17" лучшая в мире машина. И доказал это, выиграв два этапа из трех.
Потом вдруг началось непонятное. В Испании Шумахер был быстрее. В Монако "Вильямс" проиграл тактически. В Канаде подвела гидравлика. В Германии Хилл не удержал машину на трассе в первом повороте второго круга. В Сильверстоуне и Монце он врезался в Шумахера. Невероятный, адски трудный сезон закончился бесславными поражениями на Нюрбургринге и Сузуке.
От прежнего Хилла теперь не осталось и следа. Большой цирк формулы 1 поглотил его, подчинил себе, сделал своим рабом. Деймон стал очень богатым человеском, чтобы платить меньше налогов пришлось переехать в Ирландию, в Дублин. А рекламой имени Хилла занималась целая фирма, возглавляемая его старшей сестрой Бриджитт.
"Я чувствую себя сильным как никогда, — заявил он перед началом своего нового наступления на чемпионское звание. — И физически, и психологически. Я многому научился и готов применить весь свой опыт на практике".
…Землемер К., главный герой романа Франца Кафки "Замок", пытался попасть в замок некоего мифического графа. Однако в замок его не пускают, никто толком не желает с ним объясниться и отпустить восвояси. А Замок землемера влечет и притягивает. Проникновение за таинственные стены становится смыслом его существования. Ради достижения цели землемер вынужден изворачиваться, лукавить, искать помощи у жителей деревни. Но тщетно.
Двенадцать лет Деймон Хилл шел к своему Замку. Поначалу это напоминало игру, потом стало кошмарным сном, наваждением. И вот наконец Деймон, кажется, рассеял чары, добился того, что считал главной целью своей жизни — стал чемпионом мира. Но снова, как в дурном сне, в момент высшего своего триумфа, остался ни с чем. Вильямс отвернулся от него, менеджеры ведущих команд не пожелали видеть у себя. Можно было бросить все и, позабыв о формуле 1, поселиться с любящей женой в семейном гнездышке — он так редко бывал там за последние годы. Но это значило бы отказаться от мечты, ведь Деймон Хилл еще не доказал всему миру, что он не просто везучий сын великого отца. И в 36 лет Деймон начал все с нуля, приняв приглашение Тома Уокиншоу.
…Кафка оставил потомкам свой роман неоконченным. Никто никогда так и не узнает, удалось ли землемеру К. проникнуть в символический Замок. Правда, и гоночная биография Деймона Хилла еще далеко не дописана.

© 1996 Вильям Шевчук

Британским болельщикам F1 можно позавидовать: среди лидеров обязательно найдется хотя бы один англичанин. Поэтому в Силверстоуне всегда ждут победы соотечественника. Ждали и теперь, тем более, что Williams лучшего английского пилота начинал с поул-позиции. И он не подвел своих поклонников — выиграл. Звали его Найджел Мэнселл, и был он безоговорочным лидером сезона. На дворе стоял 1992 год, и ничто не могло, казалось, помешать победному шествию Williams-Renault. Второй пилот команды, Рикардо Патрезе и к финишу приехал в тот день вторым... Была в команде и еще одна маленькая радость у тест-пилота Дэмона Хилла. Он впервые вышел на старт Гран При F1. Правда, для этого ему пришлось сесть в Brabham ВТ60B слабеньким мотором Judd.

ДЕБЮТ тот,  естественно,  лавров новичку не принес. Но и неудачным   назвать его трудно — ведь два года назад сам выход на старт был для пилотов команд-аутсайдеров   проблематичен: нужно было преодолеть жесткое сито квалификации и предквалификации.
Так вот, лидер команды Brabham Ван де Поэле в тот раз на старт не пробился, а дебютант Хилл — сумел. И вскоре, во время Гран При Венгрии, Дэмону выпала довольно печальная возможность вписать свое имя в историю знаменитой «конюшни», основанной Джеком Брэбэмом. Хилл стал последним пилотом, покинувшим кокпит болида Brabham: из-за финансовых трудностей команда больше в гонках не участвовала. В Венгрии Хилл все-таки добрался до финиша, но — последним...
При переходе в Формулу-1 даже чемпионы менее престижных автосостязаний нередко испытывают трудности. Перспектива пробиться в топ-команды туманна, а в болоте аутсайдеров можно запросто завязнуть навсегда. А раз уж так трудно чемпионам, то что же говорить о тех, кто и в младших формулах не блистал! А Дэмон Хилл именно к таким середнячкам и относился. Он всегда отставал от талантливых сверстников...
Правда, в 1988 году судьба предоставила ему возможность резко изменить свою карьеру. На автодроме Поль  Рикар Хилл садится в   Benetton и включает мощный турбомотор... Увы, результаты тестов руководителей команды не удовлетворили, и Дэмону пришлось на время расстаться с мечтой о главной Формуле. Затем — возвращение в формулу-3,довольно слабые выступления в формуле-3000, участие в знаменитой гонке 24 часа Ле Мана... И никаких перспектив! Но вот Дэмона приглашают вместо Марка Бланделла тест-пилотом в Williams. И Хилл получает, казалось бы, возможность опровергнуть поговорку о том, что на детях гениев природа отдыхает. Имея в руках руль супермашины Williams с активной подвеской, легко доказать, что в наследство от отца достались не только знаменитая фамилия и традиционная окраска шлема, но и способности гонщика. . Однако путь от тест-пилота до полноправного члена команды может занимать много лет, а ведь Дэмону уже тридцать два! Brabham, давший первую возможность стартовать в F1, обанкротился... Опять тупик?
К счастью для Хилла, Фрэнк Уильямc как раз в это время затеял свои игры с Аленом Простом. Мэнселл вместе с «профессором» ездить не хотел, а наличие английского гонщика в английской команде казалось совершенно необходимым. Уильямc, конечно, мог пригласить и кого-то со стороны: были же подающий надежды Джонни Херберт, опытный Дерек Уорвик, да и Мартин Брандл, наконец. Но зачем? Преимущество шасси Williams и мотора Renault было так велико, что Фрэнк особо не рисковал, делая вторым пилотом команды Хилла. Да к тому же Алену Просту должно было, по замыслу Уильямса, достаться столько очков, что их недобор второй машиной существенного значения не имел.
Но и Дэмон Хилл, как оказалось, не был мальчиком для битья! Трижды победив, он показал, что доверяли ему не зря. Правда, Алену Просту изредка приходилось преподавать ему уроки не только водительского мастерства, но и командной субординации. «Профессор», однако, из гонок ушел. И тут-то, в межсезонье, у Хилла случился легкий приступ звездной болезни, переболеть которой в начале карьеры он шансов не имел.
Дэмон начал вдруг делать странные заявления, суть которых заключалась в том, что только дисциплина удерживала его от того, чтобы на равных конкурировать с Простом в борьбе за чемпионское звание.
В преддверии перехода в Williams Сенны эти речи можно было рассматривать как заявку на то, что Дэмон собирается вести борьбу на трассе, исходя из своих, а не Айртона интересов. И цель этой борьбы одна — чемпионство. В итоге так, собственно, все и вышло — Хилл претендует на чемпионское звание... Но если бы он знал перед началом сезона, как именно все сложится! Гибель Айртона Сенны потрясла всех, но Дэмон до Имолы и Дэмон после Имолы — это два разных человека. Во всяком случае два разных пилота.
Нет, конечно, мастерства у Хилла после трагических событий не добавилось — мастерство прибавляют не потрясения, а опыт и работа над своими ошибками. Изменилось у Дэмона другое — он стал иначе понимать свою роль в гонках. Не в команде — здесь он, естественно,стал лидером, а именно во всем мире Формулы-1.
В этом году газета Спорт-экспресс сделала большой подарок любителям автогонок, публикуя после каждого этапа впечатления Дэмона Хилла о нем. И из этих размышлений видно, что Дэмон чувствует на своих плечах новую ношу. После победы в Испании английский пилот проехал круг почета с британским флагом, чего раньше никогда не делал. Но флаг своей родины часто брал в руки Айртон... «Я знаю, что его болельщики ждут от меня того же, чего ждали бы от него. Побед. Возможно, эта принесет хоть какое-то утешение и им», — пишет Дэмон, понимая,что теперь волею судьбы он стал наследником славы не только своего знаменитого отца.
Впрочем, и о своей фамилии новый лидер команды Williams не забывал. И, в частности, о том, что Грэхэм Хилл так и не смог за всю свою блистательную карьеру победить в Силверстоуне! Третий раз младшему Хиллу предстояло принимать старт на этой мемориальной для англичан трасее В позапрошлом году — довольно невзрачный дебют. В прошлом — лидерство, отличные шансы на победу, и... сгоревший за 18 кругов до финиша мотор! В этом сезоне Дэмон всерьез настроился отдавать долги отца, но незадолго до Сильверстоуна его ждал сюрприз, способный любого выбить из колеи.Фрэнк Уильямс, который, кажется,   считает,что без громких имен его команда обходиться не может, пригласил в Williams  Найджела Мэнселла! Причем было ясно, что присутствие в команде теперь уже экс-чемпиона Индикар не ограничится одной гонкой,   а   имеет   все   шансы продолжиться и в следующем сезоне.    В    свете    явного прогресса Дэвида Култхарда и того факта, что Найдж не очень-то любит иметь в команде  равного по силам партнера, позиции Хилла явно становились неопределенными.Сейчас, правда,ясно, что все волнения для Дэмона позади — Уильямс подписал с ним договор и на 1995 год. Но тогда, перед Гран-При Великобритании, у Хилла был повод для беспокойства, хотя он всех настойчиво убеждал в обратном.
...Британским болельщикам F1 можно позавидовать: среди лидеров обязательно есть хоть один англичанин.Поэтому в Силверстоуне всегда ждут победы соотечественника. Ждали и в этом году, тем более, что Williams лучшего английского пилота стоял на поул-позиции. И пилот этот не подвел своих поклонников-выиграл.Звали его Дэмон Хилл.


С. Иванов

"Авторевю" №14 1994

Деймон Хилл родился 17 сентября 1960 года в Лондоне в семье чемпиона мира "Формулы-1" Грема Хилла. Возможно судьба сына такой семьи была предопределена с детства, поскольку большую часть года Грем проводил на трассах, куда вместе с ним путешествовала и его семья. Так что Деймон и две его сестры - Саманта и Бриджитт действительно выросли под рев моторов. В пять лет он уже сидел за рулем, но в противоположность отцу мальчика тянуло к мотоциклам. И отец, за хорошую учебу подарил Деймону мотоцикл "Honda" с двигателем в 50 куб.см. Так что будучи школьником Деймон уже участвовал в соревнованиях. Впрочем мать не поддерживала отца, она всегда считала, что на машинах гоняться гораздо безопаснее, но сын настоял на своем.

Отец погиб, когда Деймону было 15 лет. Пилотируемый им самолет не был застрахован и семейству Хиллов был предъявлен огромный счет от родственников погибшего Тони Брикса и других пассажиров. Деймон и две его сестры были вынуждены покинуть частную школу и переехать. Весь гоночный мир сочувствовал Хиллам, которые потеряли главу семейства и были вынуждены платить по счетам.

А единственный оставшийся в семье мужчина - Деймон проводил все свободное время за рулем гоночного мотоцикла и играл на гитаре в рок группе "Секс, Гитлер и гормоны". В 18 лет Хилл устроился посыльным в одну из контор южного Лондона, не забывая участвовать в состязаниях по "Триалу" и кольцевым автогонкам. В 1981 году он встретил свою будущую жену - Джорджию. Эдди Джордан назвал женитьбу Деймона "самой большой победой Хилла-младшего".

1984-й год стал для карьеры Деймона переломным. Несмотря на победу в английской серии мотогонок на "Yamaha TZ350" он поступил на учебу в гоночную школу и уже в августе одержал свою первую победу за рулем "Формулы-Форд-1600". В 1985 году он одержал шесть побед, занял пятое место в серии "Таунсенд Торенсен", третье в другом британском первенстве "Формулы Форд-1600", ЭССО, и финишировал третьим в фестивале "Формулы "Форд". А в октябре попал на "Гран-при Европы" в Брандс-Хэтч, где стал свидетелем победы Найджела Мэнселла.

Для того, чтобы участвовать в гонках необходимы были деньги, и немалые. Помогло громкое имя отца и старые друзья семьи. К примеру, Джордж Харрисон, один из членов знаменитой "ливерпульской четверки", а ныне миллионер и совладелец крупнейшей фирмы звукозаписи. Экс-"Биттлз" неизменно болел за младшего Хилла и в свободные дни обязательно приезжал посмотреть на его старты в "Формуле-3", как потом и на Гран-при. Денег хватило на три сезона. Звезд с неба Деймон не хватал, но с каждым годом постепенно поднимался все выше в гоночной иерархии - девятое, пятое, третье место в британской "Формуле-"3. Четыре победы, четыре "поул-позишн". В конце 1988 года Деймон проехал две гонки "Формулы-3000". А потом кончились деньги.

Следующий год Хилл вообще старался стереть из памяти. У него не было надежной работы, не было средств начать какое-нибудь дело, не было результатов в том виде деятельности, который он себе избрал. Зато была семья, которую надо было кормить - в июле Джорджия родила первенца, Оливера.

А в гонках не получалось ничего. Деймон стартовал на одном из этапов английского чемпионата формулы 3000 - третий, ВТСС - четвертый, в Ле-Мане на "Порше-962" - сход. И наконец, получил место в дышащей на ладан команде "Футуорк" европейской ФЗООО - шесть гонок, ни одного очка. Но вскоре спортивные результаты вовсе перестали волновать Хилла. Врачи сказали, что его сын неизлечим - болезнь Дауна. Гонки вдруг стали для него необходимы, как наркотик.

В 1990 году вместе с другим великовозрастным сыном чемпиона мира Гэри Брэбхэмом, Деймон попал в сильную команду "Миддлбридж". И трижды стартуя с первого места, лидируя в пяти гонках, набрал за весь сезон всего шесть очков. В следующем сезоне дела шли не лучше. Но в середине 91-го, ему здорово повезло: Марк Бланделл, в то время водитель - испытатель "Вильямса", принял предложение "Макларен" и место в одной из лучших команд "Формулы -1" неожиданно предложили Хиллу. Наконец-то жизнь вошла в спокойную, размеренную колею. Он зарабатывал хорошие деньги и мог не задумываться о результатах.

Весной 1992 года его пригласили в команду "Бребхем", участника чемпионата "Формулы-1". Пять гонок подряд - в Сан-Марино, Монако, Канаде, Мексике и Франции он не смог пройти квалификацию, а в Сильверстоуне пришел 16-м. Джорджия родила ему еще одного сына - Джошуа и он был абсолютно здоров. "Черные и белые полосы распределены в жизни поровну, - сказал тогда жене Деймон. - Похоже, у нас с тобой начинается белая". Он и не подозревал, насколько белая!

Когда в сентябре Фрэнк Вильямс объявил, что пилотами его команды в сезоне-93 будут Ален Прост и Деймон Хилл, вся "Формула-1" буквально всколыхнулась. За что такое счастье новичку!? В самом деле, рядом с самым успешным за всю историю пилотом будет выступать гонщик, который не только не выиграл ни одного чемпионата, но и вообще четыре года не побеждал ни в одном соревновании! На счастье, нашлись у Деймона и защитники. "Железный Фрэнк", конечно, никогда не принял бы такого решения, если бы не его конструкторы Патрик Хед и Эдриан Ньюи и сам Прост. Трехкратному чемпиону мира после бурных сезонов с Сенной, Мэнселлом, Алези не могло не импонировать сотрудничество с неопытным, и не претендовавшим на многое новичку. Кроме всего прочего, Хед всегда был противником полной смены пилотов. И если уж приходилось расставаться и с Мэнселлом, и с Патрезе, Патрик предпочитал хотя бы оставить испытателя. "Они так дружно хотели Хилла, - вспоминал Вильямс, - а мне так надоела нервотрепка с Найджелом, что я решился. И не жалею". В новый сезон Деймон вступил счастливым и гордым. Как человек умный и осторожный (помните, ведь ему в тот момент шел уже 33 год) Хилл составил себе план действий, которого неукоснительно придерживался. Несмотря на неудачный старт к концу сезона о нем заговорили.

Свой первый Гран-При он выиграл 15 августа 1993 года на Хунгароринге, в Венгрии Затем были победы в Бельгии и Италии. По итогам чемпионата Хилл стал третьим, пропустив вперед только Проста и Сенну. Тогда ему казалось, что этот сезон доказал всем его способности. Как же он ошибался! Ибо с тех самых пор каждый сезон, каждый старт превратился для Деймона в бесконечную битву за собственное самоутверждение. Потому что скептики немедленно объявили его победы победами "Вильямса" и невезением Проста, всячески раздувая каждый промах самого Хилла. "Ален делал только то, что необходимо для завоевания титула, - говорили вокруг. - Теперь же товарищем по команде Хилла станет Сенна. А этот парень никому не позволит даже крошек подобрать со своего стола. Он очень скоро раздавит Хилла - психологически, если не физически". В первой гонке Айртон обогнал Хилла на круг. А потом, в Имоле - разбился. И он стал первым номером "Вильямса". В Сузуке-94. сократив свое отставание от Шумахера до одного очка. он понял, что достиг вершины. И немедленно высказал это вслух. потребовав от Фрэнка прибавки жалованья. Вильямс уступил, но и он и Хед затаили обиду.

К началу сезона 1995 года, откатав тысячи километров, тестируя новый болид он был уверен: "Вильямс FW-17" - лучшая в мире машина. И доказал это, выиграв два этапа из трех. Потом вдруг началось непонятное. В Испании Шумахер был быстрее. В Монако "Вильяме" проиграл тактически. В Канаде подвела гидравлика. В Германии Хилл не удержал машину на трассе в первом повороте второго круга. В Сильверстоуне и Монце - врезался в Шумахера. Невероятно трудный сезон закончился бесславными поражениями в Нюрбурге и Сузуке. От прежнего Хилла теперь не осталось и следа. Большой цирк "Формулы - 1" поглотил его, подчинил себе, сделал своим рабом. Деймон стал очень богатым человеком, чтобы платить меньше налогов, пришлось переехать в Ирландию, в Дублин. А рекламой имени Хилла занималась целая фирма, возглавляемая его старшей сестрой - Бриджитт.

"Я чувствую себя сильным как никогда, - заявил он перед началом своего нового наступления на чемпионское звание. И физически, и психологически. Я многому учился и готов применить весь свой опыт на практике". Новый сезон сулил быть спокойным для Хилла бороться за место под солнцем. Извечный соперник Шумахер пересел на не очень удачную в том году "Феррари". А вторым пилотом в "Вильямс" пригласили молодого чемпиона "Индикара" Жака Вильнева. В первой же гонке на "Гран-при Австралии" 10 марта 1996 года "поул-позишн" был у Вильнева. Гонку Хилл выиграл, но Вильнев пришел вторым. Вот так начался, казалось бы, спокойный сезон. И все поняли, что борьба будет нешуточной.

Следующие две гонки - в Бразилии и Аргентине Деймон выиграл, "Гран-при Европы" - Вильнев. Сан-Марино, Канаду, Францию и Германию - опять Хилл. Великобританию, Венгрию и Португалию - Вильнев. И на Сузуке решался титул чемпиона мира 1996 года. И Хилл выиграл. Даже четыре схода, против трех у Вильнева не изменили судьбу чемпионата. 13 октября 1996 года Деймон Хилл стал чемпионом мира по автогонкам в классе пилотов "Формулы-1". Надо сказать, что в том сезоне Шумахер сходил с трассе в семи гонках. Так что "Кубок конструкторов" был у команды "Вильямс" с громадным преимуществом над другими командами. (175 у "Вильямса" против 70 у "Феррари", занявшей второе место). Королева Великобритании наградила Деймона одной из высших британских наград - Орденом британской империи. Церемония проходила в Бекингемском дворце, где в 1968 году этим же орденом награждали Грема Хилла - отца Деймона.

Но белая полоса , как это уже не раз было в жизни Деймона, сменилась на черную. Френк Вильямс отказался подписывать с ним контракт на 1997 год. Контракт с чемпионом мира стоил гораздо больше, чем год назад. Заплатить требуемую Хиллом сумму смог глава "TWR Arrows" Том Уокиншоу. Только таким образом он смог поставить на одной из своих машин "номер 1". Но подготовка к приходу Хилла в новую команду не ограничивалась только этим. Был подписан договор с концерном "Ямаха" о поставке двигателей, с "Бриджстоун" об "обувке" болида и с Педро-Пауло Динисом, который привел фирму "Пармалат" с ее миллионными вложениями в команду. Машина из посредственной грозила превратиться в претендента на призовое место, особенно, если за рулем был не кто иной, как действующий чемпион мира. Но... Не превратилась. Чуда не произошло. Машина была откровенна слаба.

На квалификации к первой гонке, к "Гран-при Австралии" Деймон не вошел в 107%. Потом были сходы. Пять сходов подряд. Первое очко Деймон заработал только на девятом этапе, на своей родной трассе в Сильверстоуне. Болельщики было совсем приуныли, но 11 этапе, на "Гран-При Венгрии" произошло нечто, заставившее учащенно биться их сердца. За минуту до конца квалификационной сессии сине-белый "Эрроуз" под номером один появился на третьей строчке итогового протокола. Венгерский режиссер телетрансляции даже не вел машину Хилла по трассе. Просто никто этого не ждал. На пресс-конференцию по итогам квалификации прибыло невиданное количество журналистов. Шумахер, Вильнев и Хилл. Все ожидали начала гонки. Такой интриги не было давно.

Шумахер стартовал на запасной машине, поскольку на утренней тренировке разбил основную, и выиграл старт. Вторым шел Хилл, за ним - Ирвайн. "Вильямсы" откатились со старта на пятое и шестое место. Но проблемы с резиной вынудили сначала Ирвайна заехать в боксы, а на 14 круге и Шумахера. Мягкая резина, выбранная командой "Феррари" для гонки позволила отличиться в квалификации, но на горячей и традиционно "пыльной" трассе быстро разрушалась. В середине гонки и Жака Вильнева начались проблемы с резиной. Победа Хилла не вызывала сомнений, шедший вторым Вильнев отставал на полминуты. Но тут канадский гонщик услышал по радио, что Хилл резко сбавил темп. У Хилла сломалась коробка передач, перестав реагировать на команды переключения, "утвердившись" на третьей передаче. За полкруга до финиша Вильнев, сильно рискуя, по гравию обошел болид Хилла и устремился к победе. Хилл пришел вторым. После финиша бывшие партнеры по "Вильямсу" по-братски обнялись, довольные друг другом. Том Уокиншоу и Хилл ограничились общими фразами, что резина была хороша, мотор не подводил, а Деймон не мог подвести свою команду.

Казалось, что команда прогрессирует, но больше очков Хилл-младший в сезоне 1997 заработать не смог. Что за чудо произошло на "Гран-при Венгрии". Ответа никто дать не смог. Ближе к концу сезона заговорили, что Хилл уйдет из "Эрроуз", что якобы имеют место разногласия между ним и Уокиншоу. Сперва эти слухи старательно опровергались. Но тайное становится явным. "Я просто хочу найти место в конкурентоспособной команде" - заявил Деймон. И начались поиски команды. Шел разговор о команде Проста. Но финансовые требования Хилла были чуть выше его возможностей и в ноябре 1997 года стало известно, что Деймон подписал двухлетний контракт с "Джорданом". Его партнером стал Ральф Шумахер.

Новый сезон снова начался неудачно. Мало того, что команда "Макларен" в первой же гонке показала "кто есть кто", так еще и технические проблемы, дисквалификация на "Гран-при Бразилии" из-за "недостаточного веса болида". Все это исподволь влияло на психологический климат в команде. В первых десяти гонках Деймон не смог набрать ни одного очка и четыре раза сходил с трассы. Но сломить чемпиона не удалось. В оставшихся гонках он почти всегда набирал очки, а на "Гран-при Бельгии" завоевал для "Джордана" первую победу, а заодно и первый дубль на пару с Ральфом Шумахером.

Теперь "Джордан" вел борьбу за третье место в чемпионате с такими знаменитыми командами как "Вильямс" и "Бенеттон". И в результате на финише чемпионата команда заняла четвертое место, уступив "Вильямсу" всего четыре очка.

В конце сезона появились разговоры, что Деймон собирается уйти из гонок, да и начало чемпионата 1999 года не предвещало ничего хорошего. Одним из важных стимулов для гонщика является мотивация. Как раз этого не хватало Деймону в его последнем сезоне. Солидный отец семейства, чемпион мира мог поделится опытом с командой, но гоняться на равных с молодыми пилотами было уже непросто. И вот после "Гран-при Канады" Деймон официально объявил об уходе: "После серьезных раздумий я решил покинуть "Формулу-1". Прошедшие сезоны доставили мне много приятных минут, позволили стать чемпионом мира и выиграть немало гонок. Я буду вспоминать эти дни с радостью. Хочу поблагодарить всех, кто был к этому причастен - от владельцев команд до поставщиков провизии. Спасибо моей семье и друзьям, верившим в меня независимо от результатов на трассе. Я обещаю теперь уделять вам больше времени. Громадное спасибо за поддержку моим верным болельщикам. Большое спасибо всем. Ведь мы многого добились! Эдди Джордану и его команде желаю побед и удачи. Рад, что я принес им первую победу. В оставшихся гонках я сделаю все возможное, чтобы помочь нашей борьбе в Кубке Конструкторов...

"Это грустное, но честное решение одного из британских спортивных героев" - сказал Эдди Джордан после этого заявления Деймона - "он был великий гонщик и хороший посол автогонок во всем мире. Это было честью для меня лично, для Мюген-Хонды" и для всей команды увидеть нашу первую победу, которую завоевал Деймон. Все, кто работал с командой вошли в историю, благодаря Хиллу. За всю свою карьеру он никогда не боялся трудностей и всегда принимал брошенный ему вызов. Мы будем работать с двойной силой, чтобы позволить ему покинуть соревнования на высокой ноте..."

Михаэль Шумахер тоже прокомментировал заявление Хилла: "Очень жаль, что он уходит, ведь несмотря на возраст он остается сильным пилотом. Безусловно это большая потеря для автоспорта. А ведь у нас были неплохие дуэли..."

Свою последнюю гонку Деймон провел на Сузуке, за "Джордан". Он не уходит. Он обещал вернуться. Только к сожалению не действующим пилотом. Удачи Деймон. И спасибо!

 

Да, может! Это одно из основных нововведений.

Режим Safe Mod ограничивает возможности PHP по выполнению операций с каталогами и файлами, не принадлежащими тому пользователю, от имени которого запущен сам PHP (обычно, этот пользователь - "apache"). Для нормальной работы с каталогами и файлами в Joomla! 1.5 введена возможность доступа через FTP. Именно комбинация обычных файловых операций PHP и доступ по FTP позволяют Joomla! работать на серверах с включенным Safe Mode.

Доступ по протоколу FTP позволяет администраторам не назначать полный доступ на каталоги и файлы Joomla! при выполнении таких ответственных операций, как установка расширений или изменение параметров конфигурационного файла. Это существенно облегчит работу администратора и значительно усилит безопасность системы.

Проверить доступность каталогов на запись можно из меню "Помощь -> Информация о системе", на странице "Права доступа". При использовании FTP-доступа система будет работать правильно, даже если доступ на запись в требуемые каталоги отсутствует.

Примечание: Доступ по FTP не требуется, если веб-сервер работает под управлением ОС Windows.

Случайная новость